Чешуйка третья, или

как Ряпуша к путешествию готовился

 

Да какое путешествие без съестного припасу и на пустое брюшко? Будь оно даже у тебя всё в чешуе. Негоже справному[1] путнику голодным блыкаться[2]. Тут уже только доглядаешь, где да что стянуть и в рот положить, а до красот земных делов нет.

Вот и Ряпуша решил перед первым своим странствием поесть и в дорогу пропитания собрать. А хозяйство какое-никакое у Ряпуши уже завелось. Как дом стал обживать, так и нашёл на чердаке самовар с медалями печатаными. Вещь в доме полезная и сама по себе забавная. Как начистил до блеску его, так и обомлел. Сияет! И себя в нем видишь, но с чудцой. Боком встанешь да посмотришь: ну, вылитый дядька лещ Щебёра! Прямо встанешь и взглянешь: ахти-тошненьки, голова-то узкая, как спинка у Снетка. Опять же от самовара в комнате светлее и дух жилой. А уж стопить самовар любой малец[3] сможет. Снял крышку, воды налил, натискал[4] лучин в середину да запалил их. Сиди себе жди, пока вода в нём не заклокочет. Ну, а как чаю с листа земляницы напьёшься, такая благодать! Ажно жар во всем теле и плавники на груди сразу красные, как у прожорливого братца Окуня. Ох, не зря Ряпуша на берег жить пошел! Разве ж в озере самовар себе стопишь да горячего чаю напьёшься? Да и всё врала эта трусливая стайка-семейка пескарей Песуков, что вода летом возле берега как чай. Куда там ей до настоящего чая из самовара!

Окромя[5] самовара, был ещё у Ряпуши чугунок и ухват к нему, чтобы из печи чугунок вытягать[6]. А уж печь-то какая славная у Ряпуши! Челом в одну комнату, а в другую лежанкой-лянушкой. Лежи себе зимой на лянушке да пузырь грей.

В этой печи да в чугунке и спроворил[7] Ряпуша из ячменя каши житной. Сходил за дом на поле, кузнечиков-скачков[8] пястку[9] поймал и в кашу добавил. Со скачками каша понажористей[10] будет. Да и лето пока, можно себя свежим кузнечиком-скачком али червём дождевым побаловать. А как зима придёт, так сиди дома да что припас, то и съешь. А уж на зиму припасы Ряпуша с первого дня делает. Червёв вялит да солит, кузнечиков-скачков дымком ольховым коптит и мушек всяких для приправы на полатях сушит.

Тут и каша поспела, да и самовар отдушником засвистал. Поел Ряпуша да остатки в лубяную коробочку-кярбичек[11] сложил. В дороге-то всё сгодится. Картуз с лаковым козырьком надел да из глобуса воздух сдул. Так он места поменьше займёт, да и на лисапеде ехать сподручней. Карандашик ещё в картуз подсунул, чтобы на глобусе сразу значки с важными местами рисовать. Выкатил лисапед за воротцы[12] и поехал мир узнавать да себе на хвост приключений искать.



[1] Справный – добротный, хороший.

[2] Блыкаться – шататься без дела, без цели.

[3] Малец – мальчик, парень.

[4] Натискать – засунуть.

[5] Окромя – кроме.

[6] Вытягать – вытаскивать.

[7] Спроворить – быстро сделать.

[8] Скачок – кузнечик.

[9] Пястка – горсть.

[10] Нажористая- сытная.

[11] Кярбичек – коробочка.

[12] Воротцы – калитка.

 

 

 

Чешуйка пятая, или

как Ряпуша огород с часами разводил

 

Приметил Ряпуша, что в деревне, почитай, у кажнего дома свой огород имеется. Гряды накопаны высоченные, да тропочки промеж них до грудных плавников. А уж сколько там корму растёт всякого! Тут тебе гряда с луком, впрямь как его друг ёрш Яреш, колючими да зелёными стрелами топорщится. Тут гряда со сладкой морковкой-барканом кудрявится, как борода у батьки Афанасия. Там душистый тмин-гуньба зонтиками выше всех торчит. А в парниках да тепличках скока добра всякого понасажено! Вот уж действительно припас на зиму хороший, не то что его копчёные кузнечики-скачки да мушки сушёные на приправу.

Стало быть, надо и себе огород завесть, решил Ряпуша. А с чего добрый хозяин дело зачинает? Справный хозяин прежне прежнего подумает, как добро уберечь. А тут уж хочешь али не хочешь, но надо чучело-пугало делать. Иначе никак урожай не сберегёшь.

Взял Ряпуша лестницу-редёлку да залез в амбаре на чердак-верёх. А там, и добра, и хлама на два воза хватит! Пару досок стянул вниз, чугунок треснутый прихватил да спинжак[1] драный. Стал чучело-пугало мастерить. Доски крестом сколотил, спинжак на поперечную натянул, чугунок треснутый перевернул да поверх надел. Вроде как всё, а чего-то не хватает, и не страшно совсем. Подумал Ряпуша и карандашик из картуза с козырьком лаковым достал. На чугунке глаза покруглее нарисовал, нос-курнос да рот с зубами, как у разбойницы Щуки. А на спинжаке сзади большими буквами бабушки Ряпушки страшное ругательство написал: БЕСОВ МАЛЕЦ. Имя ведь каждому положено. Вот теперь-то страшное чучело-пугало готово! Отнёс за дом да посерёдке поля своего поставил. Пускай теперь охотников до чужого урожая пужает[2]!

Стал потом Ряпуша огород разбивать. Большенный круг на земле отметил, да так, что в центре его чучело-пугало БЕСОВ МАЛЕЦ стоит. А круг тот на двенадцать долек-грядок поделил. Для каждого овоща чтобы своя долька-грядка была. Всё-всё перекопал, грабельками порыхлил да семян посеять из амбара всяких-разных принёс. Тут и лук-сявок, и чеснока зубчики, горох, бобы да свеклы с морковкой семя, картофелины и тмина семушки, рабарбер с щавелем-кислицей и еще хряпа[3] всякая, огородная. А всего вместе двенадцать, да все разные. А всё для того, чтобы не только корм на зиму в огороде рос, а и часы у Ряпуши были. Как встало солнышко, так тень от чучела-пугала и показывает на дольку-грядку, который час. Удобно, и для Ряпуши польза большая. Глянул в окно, как там всё зреет-поспевает, – тут же видишь, что тень от чучела-пугала на дольку-грядку с луком падает. Значит, Луковый час идёт. Дескать, пора по дому хлопотать, полы веником мести. Солнце выше, а тень на Гороховом часе – значит, время обед готовить. А уж как на половину Свекольного часа упала, тут и спать пора ложиться.

Посеял всё Ряпуша, с леечки полил да домой поковылял, на грабельки опираясь. Намаялся за день, а завтра ведь снова в дорогу. Он ведь не только огородник, а ещё и путешественник.



[1] Спинжак – пинджак.

[2] Пужает – пугает.

[3] Хряпа – трава, ботва.